Авторы

Андреев Михаил Васильевич 

Бард Рина Владимировна

Бурмистров Борис Васильевич

Борисов Александр Александрович

Буланда Вера Александровна

Буркин Юлий Сергеевич

Бурцев Геннадий Павлович

Габдраупова Фарида Анваровна

Губайдуллина Анастасия

Дегтярева Наталья

Емельянов Денис Эдвардович

Каленова Тамара Александровна

Киселева Ирина Викторовна

Колыхалов Вениамин Анисимович

Кузнецова Лариса Николаевна

Лапина Лидия Борисовна

Лисицын Николай Иванович

Макшеев Вадим Николаевич

Мастеренко Анатолий Киприянович
 
Минькова Галина Николаевна

Неунывахин Геннадий Максимович

Оксенова Галина Сергеевна

Олеар Андрей Михайлович

Панов Александр Иванович

Пестерева Евдокия Акимовна

Рубан Александр Ревович

Светова Александра

Свешников Юрий

Сердюк Людмила

Филимонов Евгений Александрович

Харченко Иван Григорьевич

Чубковец Валентина Анатольевна

Шушаников Алексей Григорьевич 
> Автор дарит книгу > Бурцев Геннадий Павлович

Бурцев Геннадий Павлович


- путешественник
- живописец
- график
- поэт
- прозаик
- преподаватель десятков предметов
- автор оригинальных учебных пособий
- балетмейстер
- мастер иллюзии (фокусы)
- краевед
- искусствовед
- коллекционер
- одаритель многих музеев и библиотек России
- инженер-физик
- математик
- оператор биолокации
- контактёр с НЛО
- контактёр со снежными людьми
- любитель-садовод
- отец троих деток, дед троим внукам
- более 200 персональных выставок в различных городах и сёлах России и за её пределами
- именная картинная галерея (подарок) в одном из городов России


Бурцев Г.
Бурелом: альбом графических зарисовок исполненных с натуры в городе Томске и его окрестностях после ураганного ветра. – Томск: ООО «Канцлер», 2008. – 211 с.

Добренький кудесник
Геннадий Бурцев сочиняет стихи, пишет картины, делает зарисовки. Одно дополняет другое, к рифмам летят - краски, узоры. Каждое дерево в нашем городе смотрит на Бурцева не так, как на нас. Это его вечные собеседники, они рассказывают о прошлом и будущем. Старые деревья с огромными и грустными глазами заставляют художника браться за карандаш. И появляются десятки, сотни рисунков. Всё в них оригинальное. В стволах деревьев может таиться чудище необычайное, сучья могут обернуться змеями или щупальцами спрута. А где-то в пейзаже вдруг всплывет лицо пытливого художника, он сам - внутри чудес. Он сам часть этого чуда, со своим особенным рисунком и нетрадиционным словом.
У Бурцева есть свой особенный стиль, это - очарованность щедростью мира, это - стремление приобщить к своей радости многих других людей.

Бежит Геняга - там коряга
И спрут, и гад, и крокодил
Или в колодец доходяга
В махрах бомжовых угодил.

Смятенье, кляксы, закорюки,
Колючки, крестики, колы
И чьи-то старческие руки
Куда-то тянутся из мглы

Борис Климычев, член Союза писателей России, Почетный гражданин Города Томска.

Коряга
Для него земля как дом
Корнем был вначале
Вдруг ворвался бурелом –
Не было печали.

Ствол - коряга, больше ничего.
Он смирился с этим
А художник взял его
Что-то в нем заметив.

Оказался за стеклом
Очень важен с виду.
И теперь на бурелом
Не таит обиду.
Александр Воронов, поэт.

Графические зарисовки после ураганного ветра в 2007 г. в городе Томске и его окрестностях.

Бурцев, Геннадий Павлович
Под паровозом: сборник поэтических произведений с авторскими иллюстрациями, весьма оригинальными - на основе трёх шестиугольников, совмещенных очень плотненько в одной и той же плоскости.- Томск: Издательство Томского ЦНТИ, 2009. - 215 с.


Известно без шуток:
Поэзия - не наука.
Но всё-таки хочется
Пофилософствовать.

Вдоль горизонтальной линии
Предпасхальное светилушко
Моментально раздвоилося -
И, как слыхали, перелилося -
Не по правилам делимости

Окружия на части
В мудрой математике -
Будь она неладная -
Поскольку площадь новенькая
В общем-то удвоилась!

При внезапном возвращении
Нарушаются древнейшие
Правила сложения -
С ужасными потерями
Светящейся материи!

То вдвое больше,
То вдвое меньше -
Умов затменье,
И в чём спасенье?

И в данном задача не вся.
Странностям нету конца!
Самое главное кто объяснит?
Что заставляет на Пасху чудить?
Признаюсь, в том сил не хватает моих.

Бурцев Г. Синий Утес: сборник поэтических произведений с авторскими иллюстрациями. 2007. – Томск: Издательство Томского ЦНТИ, 2008. – 243 с.
Уважаемые читатели! Пред вами - восемнадцатый том словесного и рисовального художественного творчества известного путешественника и мыслителя Геннадия Павловича Бурцева. На сей раз он «выбросился» не куда-нибудь за три моря, а совсем близко от своего дома в Томске. До нагория «Синий Утёс» всего-навсего каких-то восемнадцать вёрст. Однако, тем не менее, не обошлось без приключений. Пришлось даже вспомнить, к примеру, знойный Таджикистан в тринадцатиметровых снегах. Там-то и подружился автор столь дивной книжки с личным секретарём Сталина. Нет, не опечатка! Добавим, всё сочинение написано единым порывом за невиданно короткий срок - тридцать три дня и тридцать три ночи. Синий Утёс воистину вызвал вулканический плёс высотой до небес.

«Над Томью бурливой возрос
С высоким обрывом от звёзд
Сосновый игривый откос!
Санатория «Синий Утёс»
История дивна до слёз !
Пешком с посошком,
Охотничьим рюкзаком,
Плотами, ракетой,
Поездами, телегой
Крылатых колёс –
Куда ни поедешь,
Куда ни пойдёшь –
В висках поседевший,
В ливень и дождь
На Синий Утёс
С сыном придёшь!...»

Бурцев Г. Через пень-колоду: сборник поэтических произведений с авторскими иллюстрациями. 2007. – Томск: Издательство Томского ЦНТИ, 2008. – 212 с.
Перо, неодолеваемое усталостью
В очередном своём сборнике стихотворений Геннадий Бурцев остаётся стабильно верным себе. И даже, пожалуй, более. Если предыдущее его издание включало в себя, по моему выражению, «поэтический дневник», то в новой книге представлен фактически уже ежедневник. Читатель легко обратит внимание на то, что буквально каждый, за немногими исключениями, пришедший на землю день - предмет для очередного стихотворения. Тематический выбор - самый разнообразно-всеядный, хотя во многих случаях произведение начинается с зари, или даже с предзорья, или с ещё более ранних утренних часов. Стихи посвящены сравнительному анализу сталинской эпохи, времени «Никитки» и наших новейших дней, стихи рассказывают о «тяп-ляпских» строителях, по вине которых торчавшая из земли брошенная арматура стала причиной падения автора, нешуточно поранившегося... Немало стихов-посвящений уважаемым (но и не только...) людям. Читая новую эту книгу, неожиданно можно оказаться - виртуальным, конечно, способом - и где-нибудь, к примеру, на пляже... И какой-нибудь крепко загорелый дядя будет перед вами разглагольствовать «философски» о том, что все мы в этом мире - «извечные ГРУЗЧИКИ»:
Даже когда ложку
С жареной картошкой,
Минуя собственного носа,
В прожорливый рот заносим,
Нами совершается работа
По классу грузо-переноса...